skaskevichНаш собеседник главный врач Брестского областного психоневрологического диспансера Николай Петрович Скаскевич.

Уважаемый Николай Петрович, от лица редакции газеты «Духовный вестник» я уполномочен обратиться к Вам, чтобы разъяснить некоторые моменты в следующих вопросах: осенняя депрессия, уныние, влияние погодных условий на человека.

Сразу хочу поблагодарить Вас, за то, что Вы согласились ответить на вопросы нашей газеты.

– Мы знаем, что в Америке и некоторых других англоязычных странах с вопросом «как дела?» обращаются друг к другу как с приветствием,  этот вопрос для них как альтернатива нашего «здравствуйте!» У нас же иногда этот вопрос некоторыми расценивается как попытка «залезть в душу». Я как человек, работающий с молодежью, отметил такой момент: иногда родители обращаются ко мне с просьбой побеседовать и помочь разрешить некоторые проблемы их чада. И при общении с молодым человеком, у которого, как я уже от родителей знаю, есть определенные психологические проблемы, часто можно заметить, что на вопрос «как дела?» – в ответ этот человек закрывается, отвечая дежурное – «нормально» или «все в порядке». Стоит ли задавать подобный вопрос людям, имеющим некоторые психологические проблемы или, если он вызывает некоторую негативную реакцию, его стоит все же избегать?

– Я как доктор могу сказать, что здесь причиной подобного поведения является наш менталитет. Если говорить о форме приветствия обращения к человеку, я бы сказал, что лучше говорить «Здравствуйте!», лучше говорить «Добрый день!». Ведь что такое «Здравствуйте!» – «здравия Вам желаю!», это пожелания доброго дня, то есть то, что традиционно принято у нас, в нашей культуре. Форма обращения «как дела?» – она не подразумевает под собой чего-то духовного или уважительного к человеку, это пришло к нам с запада, это «чисто бизнес», ничего личного, ничего духовного, поэтому лучше этим не пользоваться.

Мне кажется, это более уважительно, когда человеку желаешь здоровья или доброго дня. Но как для психиатра, с другой стороны форма приветствия не должна играть значимой роли, главное, что ты обратился к человеку, главное, что ты его уважаешь, а сама форма приветствия здесь уже не важна. Но если человек начинает анализировать обращение к себе, для нас, для психиатров, это уже зацепка. Я считаю как специалист, что у человека есть как минимум психологические проблемы. Потому что есть вещи главные, есть второстепенные.

Главное само приветствие, что человек тебе улыбнулся, что он к тебе дружелюбен, а как именно он к тебе обратился – это уже второстепенно. Но если человек уже начинает копаться во второстепенных вещах и придавать им излишнюю значимость, это значит, что у человека уже нарушена психическая деятельность. Именно психологические какие-то комплексы, потому что человек фиксируется на второстепенных моментах. Такому человеку я бы рекомендовал обратиться к психологу или психотерапевту или к священнику, потому что как ни говори – мы коллеги, и священники тоже очень хорошо разбираются в людях. Иногда некоторым докторам еще надо поучиться у вас. Поэтому такому человеку нужна психологическая помощь, если он на этом фиксирован. Это мое мнение как специалиста.

– Спасибо. Вот тут возникает такой щепетильный вопрос, потому что он касается и Вас и нас: к нам в епархию часто обращаются родственники людей, окончивших жизнь самоубийством, и просят об их отпевании. Но согласно канонам Церкви, самоубийцы не подлежат отпеванию, и за них не молится Церковь, потому что эти люди считаются людьми, бросившими вызов Богу. Потому что величайший дар от Бога – жизнь – человек небрежно пытается возвратить Богу. Церковь делает лишь маленькую уступку – разрешает заочное погребение по истечении некоторого времени по тем самоубийцам, которые имели психологические расстройства и состояли на учете в психиатрической лечебнице. Количество самоубийств в мире растет, может быть, этот рост объясняется лишь естественным приростом населения Земли, то есть самоубийств стало больше, так как людей стало больше вообще. По статистике Беларусь занимает четвертое место в Европе по количеству самоубийств. Как человеку, даже склонному к суициду, не дойти до самоубийства?

– К сожалению, да. Беларусь входит в десятку стран в мире, лидирующих по самоубийствам. В Европе она вышла из тройки лидеров, сейчас она на четвертом-пятом месте, в зависимости от года. Это уже хорошо. Уровень самоубийств у нас снижался, ступенчато, периодически, но он снизился и имел отрицательную тенденцию до прошлого года.

Самоубийство – это общечеловеческий поведенческий акт. Это поведение человека. Пусть и деструктивное, но это поведение человека и причина его полифакторная, то есть имеет несколько причин. Ученые говорят о факторах риска суицидального поведения. То есть имеются факторы, которые повышают вероятность совершения самоубийства. Один из постулатов суицидологии гласит, что теоретически любого человека можно довести до самоубийства. То есть в течении жизни в трудные периоды любого человека могут посещать мысли о самоубийстве.

Справится ли человек с этими мыслями, зависит от его психической деятельности, от его морально-психических устоев, от типов реагирования, от его индивидуально-психологических особенностей и от внешних условий. Одними из основных факторов риска совершения самоубийства являются социально-демографические факторы. То есть в первую очередь совершают самоубийства лица официально не трудоустроенные, лица, у которых нет постоянной занятости, трудовой дисциплины, лица, одиноко проживающие или разведенные, злоупотребляющие спиртными напитками. Если ранее, еще десять лет назад, медики говорили о том, что до 60% лиц, совершивших самоубийства, находились в состоянии алкогольного опьянения, причем это лица, не страдающие зависимостью от алкоголя, то теперь это 80-85%. Один из важных факторов риска совершения самоубийства является атеизм, отсутствие веры у человека или неискренняя вера.

Часто человек не готов к тем требованиям, стрессам, которым подвергается в быту и не только. Слишком интенсивной стала наша жизнь, и человек не справляется с этими всеми трудностями и проблемами. Проблема, конечно, и в том, что люди отошли от Бога, духовность в целом наших людей снизилась. Потому что и раньше проблемы были у людей, но раньше люди пошли бы в церковь, они бы помолились, очистились бы, им стало бы легче на душе. Потому что практически любое самоубийство можно предотвратить и для этого не нужно специальных знаний. Для этого нужно просто участие в судьбе человека. Потому что факторов риска множество, но они должны накопиться.

Должно быть несколько факторов риска – отсутствие работы или потеря работы, индивидуально-психологические особенности, склонность к сиюминутности, порывистости, незрелость психики. Зависимость от других, потеря близкого человека, алкогольное опьянение, атеизм, одиночество. И, когда есть стечение нескольких факторов риска, тогда есть вероятность совершения самоубийства. Но опять-таки это потому, что люди не думают о душе, они думают о сиюминутном, - то что у нас сейчас в обществе твориться – сиюминутные ценности, сиюминутные игрушки, здесь и сейчас. А что такое работать над собой – люди уже даже просто не понимают значения этого слова. И, конечно, в первую очередь, они не работают над собой, не заботятся о своем здоровье.

Если плохо на душе, значит нужно пойти или к священнику или к доктору. А они находят утешение в спиртном, а это, скажем так, ложный друг. Потому что все зависит от количества спиртного. Если выпить пятьдесят грамм коньяка – это вызовет в тебе легкость, расслабление, но если ты выпил бутылку коньяка или водки – совершенно другие происходят процессы в организме и в мозге, как правило, это люди, выпивающие достаточно большое количество алкоголя. А психотропное действие алкоголя таково, что он снижает инстинкт самосохранения и в трезвом состоянии человек не совершил бы того, что совершает в состоянии алкогольного опьянения. Поэтому мы, доктора, ведем разъяснительную работу.

Да, самоубийств стало опять больше, потому что к обществу, к людям предъявляются достаточно высокие требования и чаще всего, может, даже не столько эти требования объективны, как они субъективны, - люди трактуют это как катастрофу, потому что поведение самоубийцы, суицидальный кризис – это всегда потеря альтернативы, он не видит выхода из сложившейся ситуации. В данном случае он должен пойти на беседу со значимым для него человеком. Это может быть родственник, может быть друг, человек, которого он уважает, которому он расскажет свои проблемы. Это может быть психотерапевт, может быть священник, люди, которые обладают должным навыком, знанием поведения положительного в трудной жизненной ситуации. Поделиться с кем-то своим горем. Это же азы гуманизма. Необходимо поговорить со значимым человеком и все будет хорошо. Главное, в подобном случае не злоупотреблять спиртными напитками. Поэтому, здесь модель такая полифакторная. Да, бывают и объективные причины, но чаще всего человек просто надумывает себе проблемы. И вместо того, чтобы с кем-то обсудить эти проблемы, он считает, что они катастрофичны. Да, для него они не разрешимы, но, извините за такое  сравнение: «ничто так не утешает как чужое горе» -  есть люди, которым еще хуже.

Беседовал диакон Павел Романович

Уважаемые читатели! Объявляется подписка на православную газету «Духовный вестник» на второе полугодие 2018 года – подписной индекс 63113, цена на 1 месяц – 1,04 руб., на 3 месяца – 3,12 руб., на полгода – 6,24 руб.

Подписка оформляется во всех почтовых отделениях РБ. Спрашивайте газету "Духовный вестник" в киосках "Белсоюзпечати".